Долова Т.Б., Кодзоева Ф.З. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ИЗОБРАЖЕНИИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО КОНЦЕПТА «ЛЮБОВЬ» ЧЕРЕЗ СЛОВА-АНТИПОДЫ И СЛОВА-ПРОТОТИПЫ В РОМАНЕ Э. М. РЕМАРКА «ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА»
Научный журнал «Вестник науки»

Режим работы с 09:00 по 23:00

zhurnal@vestnik-nauki.com

Информационное письмо

  1. Главная
  2. Архив номеров
  3. Вестник науки №4 (37) том 2
  4. Научная статья № 16

Просмотры  4 просмотров

Долова Т.Б., Кодзоева Ф.З.  


ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ИЗОБРАЖЕНИИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО КОНЦЕПТА «ЛЮБОВЬ» ЧЕРЕЗ СЛОВА-АНТИПОДЫ И СЛОВА-ПРОТОТИПЫ В РОМАНЕ Э. М. РЕМАРКА «ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА»  


Аннотация:
в статье проводится анализ диалектического подхода при изображении эмоционального концепта «любовь» в романе Э. М. Ремарка «Триумфальная арка», выявляются слова-антиподы и слова-прототипы, диалектический   

Ключевые слова:
концепт, эмоциональный, любовь, роман, Ремарк, Триумфальная арка, слова-антиподы, слова-прототипы   


Согласно исследованиям И. В. Безверхой и А. А. Мангасаряна, эмоциональный концепт «любовь» может выражаться через такие родственные понятия, как «единение», «счастье», «чудо», которые имеют, как известно, положительную эмоциональную окраску, и одновременно через негативно окрашенные понятия «потеря», «страдание», «боль» [2, с. 118]. Нам эта точка зрения представляется приемлемой, так как мы придерживаемся теории диалектического восприятия всех процессов бытия, в том числе и процессов эмоциональной концептуальности в языке и литературе. Например, для выражения одного и того же эмоционального концепта «любовь» используются как родственные ему понятия, так и понятия антонимического ряда. Проведём характеристику эмоционального концепта «любовь» другим способом. Эмоциональный концепт «любовь» можно описать не только через слова-прототипы (термин А. Вежбицкой), но и через «слова-антиподы», используя при этом традиционный метод передачи эмоций – через употребление лексических единиц, называющих ту или иную эмоцию не напрямую, а опосредованно [3, с. 330]. Эмоциональный концепт «любовь» («Liebe») в романе Э. М. Ремарка «Триумфальная арка» («Arc de Triomphe») В романе слово «Liebe» встречается 111 раз. Мы добавили в список словантиподов слово «обыденность», являющемуся противоположностью слова «чудо»: Die Dinge und ihr stummer Zwang. Die Trivialität, die schmale Gewohnheit in all dem irrlichternden Verleiten. Das blühende Ufer des Herzens an den Wassern der Liebe – aber wer man auch war, Poet, Halbgott oder Idiot – alle paar Stunden wurde man aus seinen Himmeln geholt, um zu urinieren [1, с. 36]. Немая власть вещей. Тривиальность и пошлая привычка, а вокруг так и мельтешат и проносятся блуждающие огоньки. Цветущий берег сердца у водоемов любви… Но кем бы ты ни был – поэтом, полубогом или идиотом, все равно, – каждые несколько часов ты должен спускаться с неба на землю, чтобы помочиться [4, с. 12]. Здесь мы видим слова-антиподы соматического характера: stummer Zwang (немая власть), Trivialität (тривиальность), Gewohnheit (привычка); симптоматического характера: Verleiten (соблазнение), urinieren (помочиться), подчёркивающие компонент «обыденность» и метафорические словапрототипы, позволяющие выразить любовь как светлое чувство: «das blühende Ufer des Herzens» (цветущий берег сердца), «an den Wassern der Liebe» (у водоёмов любви). »Unsinn! So was ist das Unwichtigste von der Welt, solange es keine Liebe ist. Ich kannte eine Frau, die sagte, es sei leichter, mit einem Mann zu schlafen, als ihn beim Vornamen zu nennen.« [1, с. 89] – Чепуха! Как раз это – самая пустяковая вещь на свете, если нет любви. Одна моя знакомая говорила мне, что легче переспать с мужчиной, чем назвать его по имени. [4, с. 31] Слова-антиподы метафорического характера: Unsinn (чепуха), Unwichtigste (самая пустяковая вещь); симптоматического характера: schlafen (переспать) и прямое называние концепта с отрицанием: solange es keine Liebe ist (если нет любви) подчёркивают восприятие любви как высокого чувства, в свете которого становятся обыденными такие сложные вещи, как интимная близость с человеком и непростыми такие обыденные вещи, как назвать человека по имени. »Ich weiß. Trotzdem – ich habe Angst diesmal.« »Aber Kate – es ist doch nicht das erstemal. Einfacher als der Blinddarm, den ich Ihnen vor zwei Jahren herausgenommen habe.« Ravic nahm sie leicht um die Schultern. »Sie waren meine erste Operation, als ich nach Paris kam. Das ist etwas wie eine erste Liebe. Ich werde schon aufpassen. Außerdem sind Sie mein Maskottchen. Sie haben mir Glück gebracht. Das sollen Sie auch weiter.« »Ja«, sagte sie und sah ihn an. [1, с. 133] – Знаю. И все же… на этот раз мне страшно. – Но послушайте, Кэт… Ведь не в первый раз… К тому же это менее опасно, чем операция аппендицита, которую я сделал вам два года назад. – Равик бережно обнял ее за плечи. – Вы были первым человеком, которого я оперировал в Париже. Это как первая любовь. Я буду очень осторожен. К тому же вы мой талисман. Вы принесли мне счастье. Вы и впредь должны мне его приносить. – Да, – сказала она и с благодарностью посмотрела на него. [4, с. 47] Слова-антиподы соматического характера: Angst (страх), einfacher (менее опасно). Слова-прототипы метафорического характера: leicht (бережно),  Maskottchen (талисман); соматического характера: Glück (счастье). Прямое наименование в качестве метафоры: wie eine erste Liebe (как первая любовь). Снова речь идёт о физиологическом процессе – операции на аппендицит, но в контексте мы видим много слов, отражающих концепт «любовь». Здесь идёт речь о любви к профессии, к своему призванию, которое даёт и страсть, и счастье, и радость, и осторожность, а со стороны пациента – любовь к своему спасителю, выражающуюся через благодарность, несмотря на страх и боль. Kate Hegström rührte sich in ihrer Ecke. »Waren Sie einmal glücklich, Ravic?« »Oft .« »Das meine ich nicht. Ich meine richtig glücklich. Atemlos, besinnungslos, mit allem, was Sie haben.« Ravic sah in das bewegte, schmale Gesicht vor ihm, das nur eine Deutung für Glück kannte, die schwankendste von allen: Liebe, und keine von den anderen. [1, с. 143] Кэт встрепенулась. – Вы были когда-нибудь счастливы, Равик? – Был, и не один раз. – Я не о том. Я хочу сказать – счастливы по-настоящему, самозабвенно, до потери сознания, всем своим существом. Равик смотрел на узкое взволнованное лицо женщины, знавшей лишь самую зыбкую разновидность счастья – любовь. [4, с. 50] Слова-прототипы соматического характера: rührte sich (встрепенулась), glücklich (счастливый), richtig glücklich (счастливы по-настоящему), atemlos (самозабвенно), besinnungslos (до потери сознания), bewegt (взволнованный); метафорического характера: mit allem, was Sie haben (всем своим существом). Слова-антиподы метафорического характера: oft (не один раз), eine Deutung für Glück (намёк на счастье), die schwankendste von allen (самая зыбкая из всех (разновидность счастья)). То есть, герой Ремарка называет любовь самым зыбким намёком на счастье, а героиня ищет в любви самый высший смысл. Снова вступают в противоборство компоненты «обыденность», «прагматизм», «цинизм» и «высокие чувства», «истинное счастье», «самозабвенная любовь» [5, с. 72]. 

  


Полная версия статьи PDF

Номер журнала Вестник науки №4 (37) том 2   


Ссылка для цитирования:

Долова Т.Б., Кодзоева Ф.З. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ИЗОБРАЖЕНИИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО КОНЦЕПТА «ЛЮБОВЬ» ЧЕРЕЗ СЛОВА-АНТИПОДЫ И СЛОВА-ПРОТОТИПЫ В РОМАНЕ Э. М. РЕМАРКА «ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА» // Международный научный журнал Вестник науки №4 (37) том 2. ISSN 2712-8849. С. 109 - 114. 2021 г. // Электронный ресурс: https://www.вестник-науки.рф/article/4328 (дата обращения: 18.10.2021 г.)




Нашли грубую ошибку (плагиат, фальсифицированные данные или иные нарушения научно-издательской этики) ?
- напишите письмо в редакцию журнала: zhurnal@vestnik-nauki.com


© 2021