Робски А.М. МЕДИЙНЫЕ ПРОВОКАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙНАХ
Научный журнал «Вестник науки»

Режим работы с 09:00 по 23:00

zhurnal@vestnik-nauki.com

Информационное письмо

  1. Главная
  2. Архив
  3. Вестник науки №3 (48) том 1
  4. Научная статья № 3

Просмотры  79 просмотров

Робски А.М.

  


МЕДИЙНЫЕ ПРОВОКАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙНАХ

  


Аннотация:
с каждым днем роль информации в нашем мире возрастает, а вместе с этим возрастает и роль средств массовой информации (СМИ). В связи с тем, что информация стала общедоступна, объем и потоки информации возросли, возросла и роль средств массовой информации. Сложность информационного регулирования в национальном и мировом масштабе обуславливается разными факторами такими как, национальные и идеологические. В наше время практически каждый день появляются технические и информационные инновации, способствующие обмену информации. Остаются актуальными многие вопросы касательно влияния средств массовой информации на общественное мнение. Научно-технический прогресс и вовлечение мирового сообщества породили информационную войну как самостоятельную форму реализации медийных провокаций   

Ключевые слова:
медийные провокации, информационная война, информационные технологии, СМИ, политика, провокация   


УДК 1

Робски А.М.

студент ИГСУ РАНХигС при Президенте РФ,

Факультет журналистики и медиатехнологий

(Москва, Россия)

 

МЕДИЙНЫЕ ПРОВОКАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙНАХ

 

Аннотация: с каждым днем роль информации в нашем мире возрастает, а вместе с этим возрастает и роль средств массовой информации (СМИ). В связи с тем, что информация стала общедоступна, объем и потоки информации возросли, возросла и роль средств массовой информации. Сложность информационного регулирования в национальном и мировом масштабе обуславливается разными факторами такими как, национальные и идеологические. В наше время практически каждый день появляются технические и информационные инновации, способствующие обмену информации. Остаются актуальными многие вопросы касательно влияния средств массовой информации на общественное мнение. Научно-технический прогресс и вовлечение мирового сообщества породили информационную войну как самостоятельную форму реализации медийных провокаций.

 

Ключевые слова: медийные провокации, информационная война, информационные технологии, СМИ, политика, провокация.

 

Средства массовой информации могут использоваться и используются для манипуляции сознанием человека. Если говорить о военном конфликте и роли средств массовой информации в конфликте на мировой арене, то она будет велика. Потому как подача данных событий в разных странах происходит по-разному и имеет разные точки зрения.

Проблема влияние медийных провокаций на современные информационные войны вызывает все больший интерес. Это новый вид войны, объектом которой является сознание людей. Он основан на способности провоцировать и манипулировать общественным сознанием, что происходит неосознанно для тех, кто подвергается влиянию информации.

Медийные провокации позволяют интенсивно воздействовать на различные процессы практически на всех уровнях государственного и общественного устройства в любой стране или регионе. Их суть заключается в воздействии на общественное сознание.

В эпоху глобального развития информационных технологий перед СМИ возникает проблема: как преподнести информацию таким образом, чтобы она спровоцировала необходимую реакцию, вызвала резонанс. Сегодня в СМИ используют такие методы, которые приводят к неожиданным результатам. Именно поэтому изучение методов провокации в средствах массовой информации является все более актуальным.

Обычно провокационные методы в СМИ направлены на получение сенсационных, важных и действительно интересных сведений, что определяется спецификой журналистской деятельности. То есть, если говорить о том, что провокация – это действие, целью которого выступает получение необходимой ответной реакции, то потребитель информации обязательно изменит модель своего поведения.

Таким образом, очевидна актуальность данной работы и проводимого исследования, состоит в отражении роли медийных провокаций на информационные войны. Современная политическая напряженность позволяет доказательно показать возможность существования информационного противоборства между государствами в мирное время и без вооруженных столкновений.

В современном мировом медиапространстве увеличивается число информационных войн. Происходит подмена основных функций средств массовой информации (СМИ), изменяются принципы их деятельности.

Одной из функций журналистики наряду с коммуникационной, является информационная функция. Журналисты различных изданий доводят до сведения аудитории информацию о происходящих в мире событиях. При этом «независимые» СМИ начинают выполнять иные функции, как-то: обслуживание политических, экономических, финансовых интересов правящих или оппозиционных кругов. В этой связи весьма актуальным представляется изучение способов и приемов медийных провокаций на аудиторию.

Признаками скрытой медийной провокации являются эмоциональность, сенсационность и срочность, повторение, дробление целостной фактологической картины, изъятие из контекста, «тоталитаризм» («достоверный источник») источника сообщений, смешение информации и мнения, прикрытие авторитетом, активизация стереотипов и т. д. К методам медийной провокации относят следующие:

  • перенос частного факта в сферу общего, в систему;
  • использование слухов, домыслов, толкований в неясной политической или социальной ситуации;
  • метод под названием «нужны трупы»;
  • метод «страшилок»;
  • замалчивание одних фактов и выпячивание других;
  • метод фрагментации;
  • «метод Геббельса» (многократные повторы);
  • метод чередования на конвейере «правда, правда, правда, неправда, правда»;
  • создание лжесобытий, мистификация.

Все эти методы используются в информационных войнах, поскольку в них среди прочего активно осуществляется медийная провокация для манипуляции массовым сознанием. Однако манипуляцию массовым сознанием нельзя свести к частному случаю информационной войны.

 Предполагая изначально негативную коннотацию термина «провокация», ее можно отнести к коммуникативно-манипулятивному приему, если ее источник (говорящий) добивается желаемого результата за счет определенного вида подаваемой информации, дестабилизирующей исходные установки реципиента (слушателя). Часто это проявляется вынужденной, взаимной реакцией - действиями, поступками и высказываниями адресата, которые негативно влияют на его имидж и репутацию, причиняя ему вред.

Обращение к различным словарям и анализ словарных определений терминов «провокация» позволяет выделить две четко выраженные группы значений, характеризующих два качественно различных аспекта этой технологии воздействия.

В первой группе определений «провокация» (лат. provocatio - вызов) характеризуется как акция вызывания гнева, умышленный вызов, подстрекательство и связывается в общественном сознании с конфликтом, столкновением, противостоянием, нападением, скандалом, обманом, насилием, шоком и т.п. (Это можно проследить, обратив внимание на то, в каком контексте употребляется слово «провокация» в средствах массовой информации.) Другими словами, провокация рассматривается как скрыто агрессивный способ психологического воздействия на партнера по взаимодействию, и означает, прежде всего, нанесение ему ущерба, получение преимущества за счет другой стороны без ее согласия. Не случайно представление о провоцировании, зафиксированное в словарях современного русского литературного языка, также отчетливо носит негативный характер: «Провокáция, и, ж [от лат. provocatio – вызов] – 1. Подстрекательство, побуждение кого-л. (отдельных лиц, групп, организаций и т.д.) к таким действиям, которые повлекут за собой тяжелые, гибельные для них последствия. Военная провокация. // Предательские действия тайных агентов с целью шпионажа и подстрекательства революционных организаций к таким действиям, которые должны привести к ослаблению, к разгрому этих организаций. 2. Мед. Искусственное возбуждение, усиление каких-либо явлений, признаков болезни. Провокация приступа малярии [от лат. provocatio – вызов]» 3 [8, с. 472; 14, с. 729].

Есть и другая традиция, в которой снимается негативная стилистическая коннотация и цель провоцирования толкуется по-иному, в иной системе ценностей: на первом месте не побуждение к действию (хотя оно тоже присутствует), а возбуждение гнева, чувства или побуждение к активности, а также уговаривание. Провокация трактуется как побуждение, приглашение, взывание, стимулирование, мотивирование и связано с игрой. Провокационность в этом случае рассматривается в качестве средства психологического воздействия, которое выполняет функцию катализатора позитивного развития партнера по взаимодействию.

А. Успенский, посвятивший этим явлениям специальное исследование и изучавший феномен антиповедения на примере культуры древней Руси, указывает, что в ней сам принцип антиповедения как такового был в высокой степени узаконен и регламентирован [4].

В научной литературе имеется понятие, наиболее полно воплотившее в себе характеристики так понимаемого феномена провокативности. Это трикстер, являющийся мифологическим персонажем, а если взять шире - метафорой определенной социальной роли, определенного типа взаимодействия с людьми, совпадающего с предметом нашего исследования, поскольку трикстер - это прежде всего мастер провокаций с неожиданными для окружающих и самого объекта провокации благотворными результатами. Впервые психологический анализ трикстерства предпринял еще К. Юнг, интерес которого к мифологии вытекает из самих основ его психоаналитической теории [1; 2].

Результатом провокативной деятельности должна быть реакция адресата провокации. Эти реакции на провокации можно достаточно условно, разделить на следующие виды.

  1. Ожидаемая реакция (нормальная реакция) – реакция спровоцированной стороны примерно соответствует ожиданиям провокатора.
  2. Гипореакция (слабая реакция) – реакция на провокацию либо вообще отсутствует, либо заметно недотягивает до ожиданий провоцирующей стороны. Это может быть связано с завышенными ожиданиями провокатора, который переоценил силу воздействия предпринятой им провокации, либо с сознательной позицией провоцируемого, который либо не хочет, либо не может реагировать так, как от него ожидают. Зачастую игнорирование провокации может оказаться лучшим вариантом, но иногда такая позиция может быть воспринята как слабость со всеми вытекающими последствиями.
  3. Гиперреакция (сильная реакция) – реакция на провокацию превосходит ожидания провокатора. Возможны три основные причины: во-первых, ошибка провокатора при оценке возможной реакции на свои действия, во-вторых, спровоцированная сторона может быть сама заинтересована в эскалации конфликта больше, чем сторона-провокатор, или же рассчитывает чрезмерно агрессивными мерами нарушить планы провокатора, в-третьих, спровоцированная сторона не имеет реальной возможности для осуществления «ожидаемого ответа» (хотя и имеет такое желание) и вынуждена применять завышенные ответные меры.
  4. Провокационная реакция – реакция на провокацию имеет своей главной целью спровоцировать провокатора. Формы и методы такой провокации в общем случае не зависят от характера изначальной провокации, но могут быть замаскированы под любой другой вид реакции.
  5. Неадекватная реакция – реакция на провокацию никоим образом не детерминирована ни силой, ни формой провокации и представляет собой, по сути, случайный набор ответных действий или же реакцию на случайную, а не главную, компоненту предпринятой провокации.

Таким образом, можно выделить три особенности провокативной деятельности. Во-первых, трудно предугадать конечный результат. Во-вторых, провокация эффективна лишь в том случае, если она уникальна, если люди до этого не сталкивались с чем-то похожим. В-третьих, провокация может нанести огромный вред и адресату провокации, и ее инициатору. Для реализации провокации обычно используются три группы средств: провокативные действия, провокативные речи, провокативные тексты.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

 

Карпович О. Г. Особенности ведения современных информационных войн в СМИ и сети Интернет // Мировая политика. – 2017. – № 4. – С. 64 - 74. DOI: 10.25136/2409- 8671.2017.4.21896 URL: https://

nbpublish.com/library_rea

Кокошин А. А. Вопросы прикладной теории войны. 2-е изд. - М.: Издательский дом Высшей школы экономики, 2019. - 227 с.

Богданов Д.В. Ценностные установки «общества переживаний» // Скиф. Вопросы студенческой науки. – 2019. – № 4. – С.438 – 442.

Драчева Ю.Н. Понятие медиаобраза и его описание в языковедческом и неязыковедческом аспектах / Ю.Н. Драчева. – Текст: непосредственный // Вестник Череповецкого государственного университета. – Череповец: Журнал Череповецкого государственного университета, 2019. – № 2. – С. 134–146

 

Robski A.M.

student of IGSU RANEPA under the President of the Russian Federation,

Faculty of Journalism and Media Technologies

(Moscow, Russia)

 

MEDIA PROVOCATIONS IN MODERN INFORMATION WARS

 

Abstract: every day the role of information in our world is increasing, and with it the role of the mass media (mass media) is also increasing. Due to the fact that information has become publicly available, the volume and flow of information have increased, and the role of the media has also increased. The complexity of information regulation on a national and global scale is determined by various factors such as national and ideological. In our time, almost every day there are technical and information innovations that contribute to the exchange of information. Many questions regarding the influence of the media on public opinion remain relevant. Scientific and technological progress and the involvement of the world community have given rise to the information war as an independent form of media provocations.

 

Keywords: media provocations, information war, information technologies, media, politics, provocation.

  


Полная версия статьи PDF

Номер журнала Вестник науки №3 (48) том 1

  


Ссылка для цитирования:

Робски А.М. МЕДИЙНЫЕ ПРОВОКАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙНАХ // Вестник науки №3 (48) том 1. С. 24 - 31. 2022 г. ISSN 2712-8849 // Электронный ресурс: https://www.вестник-науки.рф/article/5349 (дата обращения: 01.12.2022 г.)




Нашли грубую ошибку (плагиат, фальсифицированные данные или иные нарушения научно-издательской этики) ?
- напишите письмо в редакцию журнала: zhurnal@vestnik-nauki.com


© 2022