'
Научный журнал «Вестник науки»

Режим работы с 09:00 по 23:00

zhurnal@vestnik-nauki.com

Информационное письмо

  1. Главная
  2. Архив
  3. Вестник науки №9 (54) том 1
  4. Научная статья № 9

Просмотры  112 просмотров

Зварцев И.А.

  


ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЛАГОПРИЯТНОГО РЕЖИМА ПРОЛИВОВ НАКАНУНЕ И В ПЕРИОД КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ *

  


Аннотация:
в статье раскрыта проблема благоприятного для России режима черноморских проливов накануне и во время Крымской войны 1853-1856 гг.   

Ключевые слова:
К.В. Нессельроде, Босфор, Дарданеллы, Решид – паша, Вифлеемский храм, А. Валевский, П.С. Нахимов, В.А. Корнилов   


УДК 930

Зварцев И.А.

старший преподаватель кафедры

ИАиК ГОУ ВПО «Владимирский государственный университет

им. А.Г. и Н.Г. Столетовых»

(г. Владимир, Россия)

 

ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЛАГОПРИЯТНОГО РЕЖИМА

ПРОЛИВОВ НАКАНУНЕ И В ПЕРИОД КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ

 

Аннотация: в статье раскрыта проблема благоприятного для России режима черноморских проливов накануне и во время Крымской войны 1853-1856 гг.

 

Ключевые слова: К.В. Нессельроде, Босфор, Дарданеллы, Решид – паша, Вифлеемский храм, А. Валевский, П.С. Нахимов, В.А. Корнилов.

 

Как известно, в 1848 – 1849-ых гг. в Европе наблюдалась череда революционных потрясений. Революция во Франции и в других государствах Западной Европы ускорила взрыв народного движения в Дунайских княжествах. Данное течение событий насторожило русское правительство, и оно ввело туда свои войска. До тех пор оно придерживалось позиции сохранения статуса - кво на Востоке. Совместными действиями войска Османской и Русской империй подавили беспорядки и восстановили старый порядок в княжества. Естественно, Англию и Францию такое взаимодействие между двумя черноморскими державами не устраивало. Стоит отметить, что «старое основополагающее правило» действовало тогда, когда русские позиции на Балканах и Ближнем Востоке были сильными. Последние же годы перед Крымской войной отмечены прогрессирующим падением российского влияния в Османской империи и соответственно ростом влияния западных государств. Это свидетельствует о том событии, когда в Левант немедленно прибыла объединенная англо-французская эскадра. «Присутствие военно-морских сил Англии и Франции в Леванте, - отмечал К. В. Нессельроде, - осложнило русско-турецкие сепаратные переговоры, явилось прямым вызовом чести и независимости России и сделало обстановку чрезвычайно напряженной» [5; с. 128].

Еще до событий Крымской войны режим проливов Босфор и Дарданелл в 1849 г., был нарушен английской эскадрой, которая вошла в Дарданеллы в связи с обострением ситуации в связи с русско-австрийским требованием выдачи бежавших в Турцию участников венгерского восстания: «Англия, всегда строго требовавшая соблюдения условий договоров, сама не задумалась нарушить их, когда усмотрела угрозу тому, что было самым важным для британского правительства: свободе своего торгового пути в Индию» [3; с. 109].

Также летом 1852 г. произошёл еще одно рода инцидент, который не вполне был согласован с положениями Лондонских конвенций о том, что в случае военной угрозы можно было открывать путь иностранному военному флоту: «лучший военный корабль Франции «Шарлемань» вошел в проливы и бросил якорь на виду султанского дворца. Посланный в Иерусалим турецкий эмиссар Афиф-бей своими провокационными действиями вызвал негодование православного духовенства и российского консула К. М. Базили» [5; с. 132]. Это можно расценивать как провокационный ход, так как формально между Российской и Османской империями война еще не была объявлена. Факт нарушения закрытого режима проливов на лицо.

 Неспроста русский министр иностранных дел К.В. Нессельроде утверждал о том, что Лондонские конвенции по вопросу о проливах исчерпали себя в связи с революционной напряженностью в Европе, Россия должна была вернуться к концепции традиционных отношений с Турцией еще до накаливания двухсторонних отношений. Но как известно, Николай I старался более решительно действовать в данном вопросе. Согласно письму графа К.В. Нессельроде от 19 мая 1853 г к главе МИД Османской империи Решиду-паше, русские войска по приказу императора Николая I должны были пересечь границу Османской империи с целью обеспечения гарантий безопасности Дунайских княжеств [1; с. 48].

Естественно, такое заявление русского министра о необходимой переоценке правового режима черноморских проливов в пользу Российской империи не могло остаться не замеченным. Накопившиеся претензии друг к другу стали предтечей противостояния в 1853 году между Россией, Турцией и коалицией западноевропейских государств. Явными зачинщиками Крымской войны стали Турция и Франция. Правительство первой передало юрисдикции над христианскими храмами католической миссии, которая была под покровительством Франции.

Передача ключей от Вифлеемского храма представителям католического духовенства Франции было подтверждено Турцией в 1852 г. на заседании, где обсуждался вопрос о политической ориентации страны. Великий визирь, большая часть кабинета министров была за союз с Францией против России. Турецкий двор хотел заполучить обратно Молдову, Валахию, Сербию и Черногорию под полный сюзеренитет султана. Таким образом, османы воспользовались конфликтом и попытались ослабить влияние России.

В надвигающейся войне против Турции, правительство Российской империи в полной мере не учло тех позиций, которые заняли Англия и Франция. «Ответ западных держав был предрешен: еще 23 сентября 1853 г. по инициативе французского посла в Лондоне А. Валевскоrо в узких кругах британского кабинета было принято решение ввести английскую и французскую эскадры через Дарданеллы в Мраморное море. Это появилось после того, как на Западе стали известны разъяснения царского правительства, сделанные в начале сентября в связи с нотой Решид-паши, и четко определилась воинственная позиция Порты» [5; с. 136].

Особый ход боевым действиям на Черном море придала победа вице-адмирала П.С. Нахимова над турецким флотом в Синопской бухте в конце ноября 1853 г. Талант Павла Семеновича всецело проявился в данном сражении. Этому свидетельствуют мастерки развернутый им корабельный состав, а также своевременное применение пушечного орудия. Показательны также высокие морально-боевые качества русских моряков, умелое руководство боевыми действиями командиров кораблей. Большая эффективность «бомбических» пушек впоследствии ускорила переход к созданию броненосного флота.

Действия П.С. Нахимова были обоснованы накаленной международной обстановкой, к тому же вице-адмирал выступал в защиту позиций русского южного флота, к тому же коалиция из западных государств стремилась к устранению его дислокации даже в мирное время. Состояние мира между Англией, Францией и Россией не было обеспечено двумя первыми европейскими державами, так в начале января 1854 г. объединённые англо-французские военно-морские силы вторглись в «закрытое» Черное море, намереваясь вступить в открытый конфликт с Россией. Хотя, в те же планы Великобритании, по депеше лорда Сеймура графу К.В. Нессельроде от 10 января 1854 г., не входило «всякое участие Англии в системе нажима», которую предприняла Франция [8; с. 52].

В течение двадцати дней флот Англии и Франции крейсировал в Черном море. Президент Второй Французской республики Наполеон III занимался разработкой послания к русскому императору, в котором предпринималось решение поставить Восточной вопрос под зону ответственности европейских держав, а именно самой Франции, Великобритании, Пруссии и Австрии: «Всюду, куда могут долетать наши ядра, союзникам нашим не должна угрожать какая-либо опасность. Вот причина, побудившая нас ввести наш флот в Черное море» [4; с. 58].

Николай I Павлович ответил на заявление французского государя, отметив то, что главы государств Франции и Англии могли откровенно сообщить о том, что действия России угрожают их национальному достоинству и интересам, тем самым открыто объявить Российской империи войну. Вместо этого русский император укоризненно подметил, что «обе державы решились воспретить нам плавание по Черному морю, имея, вероятно, в виду сделать доставку припасов нашими береговыми укреплениями невозможною» [4; с. 58].

12 марта 1854 г. между Англией, Францией и Турцией был заключен оборонительно-наступательный союз. В союзном договоре говорилось, что западные державы, приглашенные султаном к защите против нападения, угрожающего его независимости, приняли это приглашение и поэтому обязались для защиты турецких владений отправлять для защиты достаточное количество сухопутного войска как на европейский, так и на азиатский театр военных действий.

Стоит отметить, что еще с 1853 г в столице Австрии велись переговоры между державами по поводу заключения предварительного мирного договора, прекращения войны. Русский государь изъявил свое согласие на участие русского уполномоченного в конференции, предварительно согласившись с четырьмя положениями, представленными западными державами, а именно:    1) Обеспечение пятью державам (Англией, Францией, Россией, Австрией и Пруссией) религиозных и гражданских прав за христианским населением Османской империи. 2) Совместное покровительство пяти держав оказываемое дунайским княжествам. 3) Пересмотр конвенций 1841 г, при условии, что Россия не будет противиться её отмене. 4) Свобода плавания по Дунаю [2; с. 80]. Русский двор такое положение вещей мало устраивало и до декабря 1854 г данные пункты не подлежали широкому обсуждению. Естественно, из-за того, что союзнические войска расположились в Крыму, Николай I согласился сесть за стол переговоров.

Ближе к лету 1854 г союзный договор дал свои плоды, правительства Англии и Франции разработали операцию по осаде военно-морской базы русского черноморского флота в Севастополе. Изначально флот союзнических войск заблокировал русский флот в Севастопольской бухте. Сама осада базы началась осенью 1854 г. Вице-адмирал черноморского флота В.А. Корнилов возглавлял оборону Севастополя до того, как погиб на Малахов кургане, после него эту роль принял П.С. Нахимов, впоследствии также отличился как один из числа героев-оборонцев Э.И. Тотлебен, занимавшегося фортификационными работами. Во многом благодаря Э.И. Тотлебену, Севастополь из открытого сухопутного расположения превратился в город-крепость со своей оборонительной линией, которая помогла ему продержаться порядка 11 месяцев.

Государю Николаю I не суждено было привести Россию к миру. Во время знаменитой севастопольской осады 18 февраля 1855 г. он скончался. Оборона Севастополя продлилась до сентября 1855 г, кульминационный момент в Крымской войне выпал на долю нового русского императора – Александра II Николаевича. Россия не оказалась в силах выиграть эту войну, необходимо было заключать мирный договор. К тому же воцарение нового императора Российского вселило надежду на скорое завершение этого конфликта [6; с. 151].

Конгресс, посвященный решению нахлынувших вопросов, открылся 25 февраля 1856 г. в Париже. Согласно статье X Парижского мирного договора, конвенция от 13 июля 1841 г подлежала новому общему рассмотрению. По статье XI за Черным морем закрепился статус «нейтрального», суть которого заключалась в том, что военным судам любых государств было запрещено появляться в пределах данного морского пространства, за исключением положений в статьях XIV и XIX данного соглашения. Очевидно, что данный мир был выгоден, прежде всего, Франции и Великобритании, так как он устанавливал свободу торговому мореплаванию и не давал возможности для развертывания широкого боевого потенциала. Турецкий султан и российский государь, как фиксирует Парижский договор, можно было определить ограниченное число легких судов и арсенала, которые могли содержаться в Черном море. XIX статья настоящего договора разрешала державам, заключивших его, иметь по два легких морских судна [7; с. 26].

К Парижскому мирному договору прилагается конвенция, которая напрямую связана с проблемой черноморских проливов, она так и называется «Конвенция относительно проливов Дарданельского и Босфорского». По своему существу новая конвенция, заключенная в Париже от 1856 г., не затронула фундаментальных начал, которые были положены Лондонской конвенцией от 13 июля 1841 г. Были внесены небольшие корректировки. Так, во II статье настоящей конвенции упомянуто, что султан по-прежнему имеет право на выдачу фирманов, но с уточнением, что это касается миссий «дружественных с Портой держав». Объективно Российская империя в число союзников Османской империи не входила, по сравнению с той же Великобританией и Францией, соответственно последние нечерноморские державы получали преференции, касательно общего количества содержащихся пусть даже и легких военных судов. Установленный порядок судоходства по тому же Дунаю дает наглядный пример. Пункт провозгласивший, что число судов «не должно превышать двух для каждой державы» ставит под сомнение баланс в черноморском регионе. Так среди заверенных подписей иностранных держав под данной конвенцией пять (Великобритания, Франция, Австрия, Пруссия и Сардиния), не считая Турцию. Выходит, что такому контингенту Российская империя даже если и захочет, мало что может противопоставить [7; с. 35].

Парижский мирный договор нанес ощутимый удар по имиджу Российской империи на международной арене, это был компромиссный шаг со стороны русского двора необходимый для того, чтобы выиграть время и вернуться с новыми силами.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

 

Гирс А.А. Россия и Ближний Восток. Материалы по истории наших сношений с Турцией. СПб.: Тип. А.С.Суворина, 1906. - 218 с.

Горяинов С.М. «Босфор и Дарданеллы. Исследование вопроса о проливах по дипломатической переписке, хранящейся в Государственном и С. Петербургском Главном архивах». СПб: Тип. И.Н. Скороходова, 1907. - 373 с.

Дранов Б. А. Черноморские проливы: (Международно-правовой режим) / Б. А. Дранов. – М.: Юрид. изд-во, 1948. - 240 с.

Жигарев С.А. Русская политика в восточном вопросе. (Ее история в XVI - XIX веках, критическая оценка и будущие задачи). Историко-юридические очерки. Т. 2 / Жигарев С. - М.: Унив. тип., 1896. - 544 c.

Киняпина Н.С. Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII - начало XX в. / В. А. Георгиев; отв. ред. Н. С. Киняпина и др. – М.: Наука, 1978. - 435 с.

Россия и Черноморские проливы (XVIII-XX столетия) [Текст] / Ин-т рос. истории РАН; Отв. ред. Л.Н. Нежинский, А.В. Игнатьев. – М.: Междунар. отношения, 1999. - 556 с. ISBN 5-7133-0978-9

Сборник договоров России с другими государствами. 1856-1917 // под ред. Е. А. Адамова; сост. И. В. Козьменко. – М.: Госполитиздат, 1952. - 462 с.

Чихачев П.А. Великие державы и восточный вопрос. М.: Наука, 1970. - 224 с.

 

Zvartsev I.A.

Senior lecturer of the Department

Vladimir State University named after A. G. and N. G. Stoletov

(Vladimir, Russia)

 

THE PROBLEM OF ENSURING

A FAVORABLE REGIME OF THE STRAITS

ON THE EVE AND DURING THE CRIMEAN WAR

 

Abstract: the article reveals the problem of the favorable regime of the Black Sea Straits for Russia on the eve and during the Crimean War of 1853-1856.

 

Keywords: K.V. Nesselrode, Bosporus, Dardanelles, Reshid Pasha, Bethlehem Temple, A. Valevsky, P.S. Nakhimov, V.A. Kornilov.

  


Полная версия статьи PDF

Номер журнала Вестник науки №9 (54) том 1

  


Ссылка для цитирования:

Зварцев И.А. ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЛАГОПРИЯТНОГО РЕЖИМА ПРОЛИВОВ НАКАНУНЕ И В ПЕРИОД КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ // Вестник науки №9 (54) том 1. С. 48 - 55. 2022 г. ISSN 2712-8849 // Электронный ресурс: https://www.вестник-науки.рф/article/6160 (дата обращения: 13.06.2024 г.)


Альтернативная ссылка латинскими символами: vestnik-nauki.com/article/6160



Нашли грубую ошибку (плагиат, фальсифицированные данные или иные нарушения научно-издательской этики) ?
- напишите письмо в редакцию журнала: zhurnal@vestnik-nauki.com


Вестник науки СМИ ЭЛ № ФС 77 - 84401 © 2022.    16+




* В выпусках журнала могут упоминаться организации (Meta, Facebook, Instagram) в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ 'О противодействии экстремистской деятельности' (далее - Федеральный закон 'О противодействии экстремистской деятельности'), или об организации, включенной в опубликованный единый федеральный список организаций, в том числе иностранных и международных организаций, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации террористическими, без указания на то, что соответствующее общественное объединение или иная организация ликвидированы или их деятельность запрещена.